Первый личный повар Нурсултана Назарбаева рассказал о своей работе. Интервью с Алексеем Сырых опубликовал фотограф Кирилл Фёдоров в рамках своего проекта "Личность", пишет Закон

- Как вы начали свой путь?

- Сначала учился в техникуме советской торговли, по окончании ушел в армию. После армии меня пригласили в ХОЗУ совета министров. И на протяжении полутора лет, это с 85-87 годы, я работал в Диетстоловой ХОЗУ Совмина. Потом мне сказали - полетишь в Москву, будешь кормить человека. Не задавай вопросов, пришел – сказал доброе утро, ушел – спокойной ночи. Все, лишних вопросов нет. Когда я приехал в Москву, я увидел, что это сидит Нурсултан Абишевич. В то время он был председателем Совета Министров КазССР. Потом, когда его уже назначили первым секретарем, мы постоянно ездили в Москву на всевозможные съезды, пленумы, и я ездил с ним. Мы могли уехать на день, два, а там пробыть две недели, а то и три.

Моя первая поездка с ним была 18 дней. И после 4-х дней, как я кормил Нурсултан Абишевича, он вызвал всех своих замов, начальника охраны и сказал, чтобы меня закрепили за ним. И с тех пор, по его назначению, я стал его личным поваром, каким я был на протяжении 27 лет. Везде с ним ездил: и по стране, и в Россию и по зарубежью и на квартире у него работал.
- Сколько у вас человек было в бригаде?

- У меня был коллектив, и из него я вытаскивал ребят, когда двоих, когда троих. Все зависело от того, какая у нас программа, это, как правило, при поездках по областям. А в Москву чаще ездил один, потом уже начал брать себе помощника, потому что иногда нужно было провести прием на 50 человек. Нурсултану Абишевичу выделяли резиденцию в Москве, где он останавливался. В то время он писал докторскую диссертацию, писал книги, которые опять же в Москве издавались. По окончании работы, он приглашал гостей. Такие приемы были от 30 до 50 гостей, это не считая охраны и водителей.

- В своем интервью, кремлевский повар рассказывал, что со времен Брежнева у высших руководителей было не менее четырех человек. Как вы справлялись один?

- У меня такого не было. Прошло, наверное, лет восемь и мне разрешили брать одного или двух поваров, но двух я брал редко, в основном одного. Были официанты, опять же один или два. Очень часто было так, что только я и официант, и мы в таком режиме могли обслуживать приемы.

- В каком режиме вы работали?

- Было такое, что мы могли только по часу или два за сутки поспать. Очень жесткий был график, и там промаха не должно было быть, ни одного промаха. Потому что промахнулся и все, тебя нет. Проверял и следил за продуктами сам, практически был грибным человеком. Сначала пробовал сам, потом только отдавал, чтобы накормить первых лиц. В то же время, благодаря Нурсултану Абишевичу, я был знаком с Лукашенко, Кучмой, Горбачевым, Медведевым, Путиным...

С Путиным я познакомился, еще, когда он возглавлял ФСБ. Однажды на Чимбулаке собирались все президенты, Нурсултан Абишевич организовывал встречу, а обед уже давал в своей резиденции, а резиденция не предназначена для такого количества человек. Все надышались, накатались на лыжах, немного замерзли и пришли на обед. Естественно понадобилось посетить уборную. Меня Нурсултан Абишевич попросил показать где, что находится. И как раз туда отправился Владимир Владимирович. Он снял пальто, я предложил его подержать, и после того как он вышел, я ему говорю: «Владимир Владимирович, что-то в карманах у вас ничего нет». На что он мне ответил, что ничего никогда в карманах не носит. Мы посмеялись, вышли, и он говорит шефу: «Хороший у тебя повар. Шутит».
- Какое было личное отношение у Назарбаева к вам?

- Нурсултан Абишевич ко мне относился очень хорошо. Но мой непосредственный руководитель был Владимир Васильевич Ни, управляющий делами президента. Отношения с президентом были довольно таки теплыми. Мы могли сесть и поговорить, он мог пригласить за стол. Но разговор был недолгим, спрашивал как дома, как семья. Потом уже когда были какие-то вопросы, он вызывал Владимира Васильевича, и они решались. Один из самых немаловажных вопросов был, конечно, квартирный вопрос. Но я практически жил на работе. Меня могли вызвать в любое время дня и ночи. Я мог с утра пойти на работу, а вечером позвонить своей жене уже из Москвы или с другого города Казахстана. Все решалось на ходу. Берешь свой чемоданчик с ножами, берешь свои продукты, которые заготавливаешь для таких мероприятий и вперед. Бывало такое, что в непогоду не пускали самолет на вылет, и нужно было покормить шефа. И все это готовилось на какой-нибудь кухоньке аэропорта.

Себе я не принадлежал. Я не мог строить никакие планы, толком отдохнуть с семьей не получалось. Это все решалось за день, за два, когда я узнавал, что шеф летит заграницу, и меня нет в списке, мы могли взять путевку и улететь в отпуск. Давали в основном 10 дней. Было такое, что с самолета выходил, перебегал и садился в другой самолет, улетал к шефу. Это не обязательно мог быть самолет президента, но мне всегда подготавливали мои продукты. У меня на работе всегда стоял мой рабочий чемоданчик.

- Продукты поставлялись со специальных ферм?

- У нас был Совхоз Панфиловский, где нас снабжали молочными продуктами, мясом. По другим продуктам мы уже на месте делали заявку и нам привозили все уже с сертификатами, с разрешениями и прочее. Но я повторюсь, что я сам был грибным человеком, специальных дегустаторов не было. Раньше не было специальных чемоданчиков у службы охраны, как это есть сейчас. Одним движением выдается уже результат на продукты – есть допуск или нет. В мое время этого не было, приходилось все пробовать самому.

- Какие были предпочтения в еде у президента?

- Он не был прихотлив к пище. Он всегда говорил, что любит все, лишь бы было вкусно и разнообразно. Но, как настоящий казах, он всегда любил мясо, отваренное, на косточке. Любил курочку, отваренную с кореньями, с картошечкой, с овощами, чтобы мяско отделялось от косточек. Уважал рыбку. Также очень любил борщ. Даже если он не знал, кто готовил, он мог определить – это Лёша готовил. А потом когда открылась заграница, разрешился завоз океанических рыб, там уже пошла совсем другая специфика приготовления и подачи блюд. Надо было идти в ногу со временем, с зарубежным приготовлением. Старался изучать, приобретать какие-то книжки. Как в поговорке – век живи, век учись, дураком помрешь. Поэтому неважно, сколько тебе лет, нужно смотреть, изучать.

 

- Как встречали важных гостей?

- Как-то шеф приехал в очередной раз в Москву, к нам в Постпредство на "Чистых прудах" должен был приехать Путин, мы накрывали столы, ждали гостей. Нурсултан Абишевич обратился к Путину: «Владимир Владимирович, все хорошо! Но когда ты приезжаешь к нам в Казахстан, ты у меня в гостях. Когда мы приезжаем к тебе, ты снова у меня в гостях». После этого Путин переговаривался со своими помощниками и уже через час приглашал к себе в резиденцию. И все равно шеф просил брать с собой своё: казы, мясо, плов.

Нурсултан Абишевич относился к казахской кухне с большим почтением. Когда приезжали важные гости он всегда делал акцент на то, что должна подаваться именно казахская кухня. Чтобы знали, что у нас есть своя кухня, она хорошая, разнообразная, гостеприимная. Столы всегда должны быть полными. Это гостеприимство казахского народа.
У нас даже был один случай, когда мы в ресторане встречали Била Клинтона. Нурсултан Абишевич делал ему там ужин. А ресторан был итальянским, но Владимир Васильевич сказал быть наготове, иметь свои национальные блюда. Владимир Васильевич всегда смотрел на шаг вперед. И вот гостю сначала подали салатик Капрезе, потом подали ризотто с вяленой грушей. Тут Нурсултан Абишевич подозвал к себе начальника протокола и сказал: «Мы что в Италии? У нас нет нашей кухни?». Здесь я достал свои заготовки, мы подали сначала бешбармак, потом куырдак, манты. На что шеф был очень доволен. Гостю, тем более, очень понравилось. Попросили пригласить повара. Вышел итальянский повар, а за ним я стою. Он его немного отодвинул: «Вам спасибо. Леша, было все замечательно!».

- Были необычные случаи при приеме важных гостей?

- А здесь же, при встрече Клинтона. Важным гостям, всегда по казахским национальным обычаям подается обязательно бешбармак и подается обязательно голова барана – бас. Когда ему вынесли эту голову, он был в шоке. С испугом на лице попросил убрать её (смеется). Владимир Владимирович в очередной раз приезжал на Чимбулак, мы подавали специальное блюдо. Между собой мы называли его «Сникерс». Это был ягненок, фаршированный перепелками, а перепелки были фаршированы куриными потрошками с гречкой. Когда мы вынесли барашка запеченного, он был золотистый, красивый, разрезали этого барашка, а внутри него еще перепёлочки. Путину очень понравилось, и шеф очень оценил работу. А потом подали манты, и когда официанты подошли забирать это блюдо, Владимир Владимирович сказал: «Не трогайте, я еще не доел». Он очень любил манты. Часто добавки просил.

- Нет у вас ностальгии по тем дням?

- Все-таки я скажу, что есть. В те годы было очень интересно работать. Это было становление молодой страны, она зарождалась как независимая республика. Нурсултан Абишевич с первых дней определил меня своим личным поваром, и получилось так, что мы вместе развивались, каждый, конечно, по-своему. Но после 27 лет моей работы, я отошел от этого и работаю сейчас в большом банкетном зале шефом. Продолжаю свою трудовую деятельность, но уже со спокойными нервами. Потому что с президентом каждый день был испытанием, ответственность была огромной. Можно сказать, что я поменял свою семью на то, что мне дана была такая честь - кормить первого человека Республики Казахстан.

pavlodarnews.kz

Тэги: