Об этом на совещании в павлодарском областном филиале партии «Нур Отан» сообщил руководитель регионального управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов Кадылжан Сатиев.

Глава ведомства рассказал, что в течение трех последних лет за природопользователями области было закреплено 118 водоемов, включенных в список рыбохозяйственных. В этом году конкурсов не было. В общей сложности бюджетные вливания в развитие рыбного хозяйства региона составят составят 290 млн тенге.

- В этом году по рекомендации Алтайского филиала ТОО «КазНИИРХ», в озера Жасыбай, Сабандыколь и Биржанколь Баянаульского района, планируется выпустить 570 тысяч сеголеток карпа, - пояснил Кадылжан Сатиев. - На эти цели из областного бюджета необходимо выделить 12 миллионов тенге.

Спикер также отметил, что в 2017 году квота на добычу 17 природопользователями рыбы и ценных рачков на территории региона составила 910 тонн, 817 тонн из них – добыча Артемии салина. Только за семь месяцев этого года за изъятие цист артемии в бюджет поступило 5,6 млн тенге, за вылов рыбы – 83,5 тысячи тенге.

По информации начальника РГУ «Павлодарская областная территориальная инспекция лесного хозяйства и животного мира» Казбека Аменова, по плану развития рыбного хозяйства приказом Министра утверждена типовая форма. Природопользователи должны заниматься воспроизводством рыбы - зарыблением, рыбохозяйственной мелиорацией, проводить противозаморные мероприятия, научные работы, в том числе - исследовать состояния рыбных ресурсов и других водных животных, заниматься техническим перевооружением - приобретать, обновлять, ремонтировать технологическое оборудование, транспорт, плавательные средства и орудия лова, а также обустраивать береговую прилегающую полосу.

По мнению профессора кафедры биологии и экологии ПГУ им. Торайгырова Александра Убаськина, чиновники не должны требовать зарыбления водоемов, которые находятся в пользовании у бизнесменов.

- Вы, к примеру, получили путевку, поехали стрелять уток, вы отстреляли, заплатили лицензию,- сказал Александр Убаськин. - Вас кто-нибудь заставил утку выращивать или зайца? Сено сельхозник выкосил – ждет, когда трава вырастет. Его заставляют траву сеять? Не заставляют. Почему мы рыбаков заставляем? Квота у него есть, за тех щук и карасей, которые он поймал, он заплатил. Но, получается двойное обложение. Он сначала заплатил за выловленную рыбу, а потом еще он должен восстанавливать эту рыбу. Почему? Он же вылавливает не всю, а только 20%. Мы занимаемся наукой. Определяем, сколько будет лимит. Он оставляет 80% на воспроизводство.

По мнению ученого, нецелесообразно требовать зарыбления от природопользователей – во-первых потому, ч то оно малоэффективно, а во-вторых предприниматели не заинтересованы в этом, зарыбление не приносит никакого материального «выхлопа».

- Природопользователя мы заставляем, по этому он и изворачивается,- сказал профессор. - Чаще всего, вместо того, чтобы ехать в Караганду, он заплатит пять тысяч тенге и никуда не поедет. Проходит машина, 400 км из Караганды – вы думаете, можно определить, что плавает в той машине? Открыли кран, выпустили в воду и все. Это – бесполезная работа. Мы заморожены цифрами из отчетов, зарыбление у нас 30 тысяч, 100 тысяч зарыбляем в водоемы. А что такое зарыбление? В «Энергетике» выпустили 31 тысячу сеголеток в Иртыш. Размер сеголетки – пять сантиметров. Ее выживаемость – один процент. Вот, они 31 тысячу привезли, а вырастет всего 300 взрослых особей. Это на два километра Иртыша будет плавать один карп, все остальные – погибнут.

Александр Убаськин посетовал на то, что до сих пор в республике не разработаны нормативные документы относительно озерно-товарных рыбных хозяйств. Между тем, им самим и его коллегами разработаны несколько проектов, а сами прородопользователи ждут, когда ими можно будет воспользоваться, так как это направление было бы для них прибыльным бизнесом, который успешно развивается в других странах.

- В концепции развития рыбного хозяйства в Казахстане есть направление – создание озерно-товарных рыбных хозяйств,- сказал он. - Что это такое? Это когда водоем закрепляется за природопользователем, он его обустраивает и уже сам решает, какую рыбу выращивать, сколько и где ее брать. И там никакой лимит не считается. Если сейчас в Иртыше можно 10-15 килограммов с гектара выловить, то там мы можем добывать до тысячи тонн с гектара. Мы, как научная организация, шесть лет назад создали несколько проектов озерно-товарных хозяйств, но ни одно не проходит, лежат бумаги. Природопользователи ждут. Эта отрасль у нас не развивается.

Елизавета Весленёва

pavlodarnews.kz